Соц сети


И я миллиарды раз забывал тебя, ставил крест на тебе, оставлял тебя посреди того поля, что существует где-то в моём разуме. Для того ли, чтобы снова вернуться к тебе? Но я всегда возвращался к тебе, находил во всём этом хаосе, узнавал тебя в одной из миллиардов едва светящихся точек среди кромешной темноты. Где бы я ни был и как бы далеко от тебя ни бежал, я всегда находил себя подле тебя снова. И ты, такой похожий на меня, время от времени меняясь со мной ролями, продолжал это безумие. Мы разбивались, улетали в самый дальний угол Вселенной, но всегда возвращались. Всё циклично в этом мире, но это безумная пытка. Но я всё ещё помню, что мы любим боль, мы были взращены на ней, нас научили ей поклоняться.

И мы поклоняемся одним и тем же вещам, мы чтим одних и тех же Богов. Наверное, поэтому мы обречены на вечное заключение подле друг друга. Но постой, что там дают в конце жизни за страдания и пытки? Ах нет, я забыл, что жизнь уж давно кончена и пред нами лишь вечность. И мы прожили свои жизни неправильно, должно быть? Что ж, если это наказание вечно, остаётся лишь смириться.

Мысли мечутся, резко переходят от одного к другому и к третьему. Нет, это нормально, так уже довольно давно и стало почти привычным. Иногда лишь трудно заключить одну из них в физическую оболочку и дать ей выход. Поэтому, прости мне эту несуразность. Но мне не нужно ничего большего, клянусь, так было всегда. Лишь чтобы ты понимал меня. Лишь чувствовал бы и испытывал то же. И я бы и эту вечную жизнь потратил на то же. На полную отдачу и такое же полное обладание, на вечную тайну и на тот же пожар, что сжигал всё внутри. И сейчас я должен выдернуть это из себя, заставить это выйти наружу. А туман снова окутал мой и без того смутный мир, в котором где-то гремит гром, где-то монотонно звонит глухой колокол, а где-то тонким запахом отдаётся высокая протяжная нота. И ощущения всё те же: едва заметное копошение во внутренностях, тепло внутри разума и пламень, нещадно жгущий сердце.