Соц сети


Рассматривая сонным взглядом проходящих мимо людей, он спускался по эскалатору в метро. Но глаза не хотели ничего рассматривать, они хотели спать и никак не соглашались подниматься выше уровня колен прохожих. Подъехал поезд. С сонным выражением лица, которое присутствовало у многих в это время, он зашел в вагон. «Тесно…», - подумал он и, плотно прижавшись к боковой стенке, решил, что сможет немного подремать стоя, раз свободных мест нет. Монотонный голос через определенные промежутки времени сообщал о следующей станции. Ему надо было выходить на конечной станции, так что путь предстоял еще долгий. В переполненном вагоне метро нечем особо заняться, так что он решил заняться тем, что делал всегда, когда утром ехал на учебу. Он начал рассматривать людей, которые ехали с ним в одном вагоне. Каждое утро, пять раз в неделю, он проделывал тот же, абсолютно одинаковый маршрут, но еще никогда на своем пути он не встретил человека, с которым мог бы ехать в этом же вагоне вчера, или позавчера, или когда-либо ранее. Каждый день люди были другими, и в каждом он открывал что-то другое.… Вот и сегодня он принялся рассматривать окружающих его попутчиков.
Вот женщина. Ей тоже не хватило свободного места, чтобы сесть, а никто и не подумал уступить. Где же общественная вежливость… «В молодости она было очень красивой…»,- подумал он,- «Но почему у нее такой грустный взгляд…» Ее взгляд… она смотрела в окно, но ведь за окном в метро только черные, быстро сменяющее друг друга, стены. Она смотрела не на них. Она смотрела в себя. И пусть каждый понимает это как хочет…
А вот мужчина. «Какой-то странный... забавно»,- подумал он и невольно улыбнулся правым уголком губ. На самом деле, забавного в этом мужчине было мало. Старые туфли, но до блеска начищенные; потертые брюки, но бережно разутюженные; и поношенная, вся в заплатках, куртка. В отличие от женщины, мужчина сидел, а точнее полулежал на сиденье. Он дремал. Но дремал не потому, что не выспался ночью, а потому, что, видимо, ночью он вообще не спал. В руках он держал два пакета, наполненных какими-то бутылками, а в третьем пакете, который заблаговременно был втиснут под сиденье, лежала стопка каких-то газет и бумаг. И пусть каждый понимает это как хочет…
Он еще минут десять рассматривал пассажиров метро. Он рассмотрел маленькую, но ужасно любопытную девочку в светло-зеленом платьице, которая всю дорогу что-то спрашивала у своей мамы, а после полученного ответа делала умное выражение лица и детским, тонким, но по-взрослому серьезным голосом, говорила: «Даааааааа………….?»; он рассмотрел старушку, читающую Библию, Новый Завет, и время от времени вздыхающую. Но он не стал задумываться, почему она вздыхает. «Пусть каждый понимает это как хочет»,- подумал он; он рассмотрел молодую пару, напротив которой сидели пожилые муж с женой и бережно держали друг друга за руки; он рассмотрел еще многих и затем, доехав до своей станции, он бы вышел и пошел на учебу, если бы… Если бы его взгляд не остановился на ней.
Девушка, стоявшая с правой стороны от него. Каштановые кудри волос лежали на миниатюрных плечах, которые согревало осеннее пальто; длинные пальцы рук нервно перебирали выпутавшиеся из неволи нитки желтого шарфика; а ноги были спрятаны в теплые полусапожки, с предельно симметрично завязанными шнурками. Ее лицо было довольно бледным, но это можно было объяснить недосыпанием или чрезмерной работой. Но ее бледность затмевали невероятно живые, блестящие, светло-карие глаза. Из-за блеска и светлого оттенка цвета глаза казались золотыми. Он не мог оторвать свой взгляд от ее глаз. В них было что-то необъяснимое, зачаровывающее и… живое. Он никогда и ни у кого больше не встречал таких глаз.
Они встретились взглядами. Он снова невольно улыбнулся. Но улыбнулся Ей и уже не уголком губ, а он просто расплылся в улыбке, сам не замечая этого. Она ответила ему тем же. Взаимная, добрая, неимоверно искренняя улыбка алых губ. Он даже немного растерялся, получив такой подарок в ответ на свою скромную, мужскую улыбку. Он никогда и ни у кого больше не видел такой улыбки.
Ему не хотелось отрывать от нее глаз, но незаметно они подъехали к очередной станции метро, монотонный голос снова произнес то, что произносил уже на протяжении нескольких лет, двери открылись и… Она вышла. Она вышла из вагона и уверенным шагом направилась к выходу из метро. Он знал. Он мог бы побежать за ней, остановить, объяснить что-то. Может быть, это была настоящая любовь с первого взгляда? Но… Двери закрылись, поезд продолжил свой путь дальше, он продолжил стоять на том же месте. Не побежав, не остановив, не объяснив. Да, было много вариантов того, что могло произойти в тот момент, но он выбрал самый простой и самый сложный вариант. Просто он знал. Он знал, что завтра утром снова пойдет в метро, зайдет в поезд и поедет на конечную станцию. Он знал, что больше не встретит ее. Знал наверняка. Ведь еще никогда в метро он не встречал одного человека дважды. Он мог изменить ход событий, но не изменил. Не захотел? Не смог? Не хватило смелости? Неизвестно. И пусть каждый понимает это как хочет…
Но он никогда больше не забудет ту девушку, которую однажды встретил в метро.