Соц сети

итория ч.1

29.01.2012

Кажется, пора начинать писать свою историю. Возможно, когда-нибудь я буду перечитывать эти страницы, и вспоминать об этом с улыбкой. Радоваться тому, что я смог разогнуть решётки и выбраться из этой тюрьмы, в которой я сейчас нахожусь…

Я родился в Богом забытом месте, в посёлке, что на севере Санкт-Петербурга. Мало кто слышал о нём и мало кто там бывал. Поэтому я не говорю названия. Кому нужна эта дыра? Никому. И мне была не нужна. Я тянулся к ярким огням столицы, моей мечтой, нет навязчивой идеей, стала Москва!

Я задыхался в своём маленьком, прогнившем домике. Мой отец пил, а мать была настолько измученна его поведением, что ей было наплевать на меня и моего брата близнеца. Мы были сами по себе. Одно время мы были самыми дорогими людьми друг другу. Пока он не устал от этой жизни и не утопился в заросшем тиной озере. Я то находился в безудержных страданиях от потери части себя, то проклинал его, за то, что он бросил меня одного, за то, что он потерял надежду на лучшее будущее.

Время смирило. Но пустота внутри всё равно осталась и её не заполнить ничем. Я стал отшельником. Как бы мне не было противно, я сутками сидел дома заперевшись в своей маленькой, неуютной комнате и мечтал. А что мне ещё было делать? Я ни с кем не общалася, меня окружало много людей, но они казались мне простыми, скучными. Они жили и были довольны своей жизнью, они не стремились вырваться на свободу.

На улицу я старалася не выходить, голова кружилась от запаха навоза и земли. Самыми долгими прогулками были походы до единственного супермаркета в округе и обратно.

Я построил себе свой собственный мирок, я жил в нём один и не собирался никого впускать в эту обитель. Целыми днями я пересматривал старые мамины открытки. Открытки с Москвой. Я полюбил этот город маниакальной любовью. Больше всего на свете я грезил о том, чтобы собственными глазами увидеть её, дотронуться до кирпичей, на которых она строилась. Просыпаясь, мне хотелось видеть за окном не пресловутые деревянные домишки, а бетонные многоэтажки. Я жил в своём мире, мире грёз и фантазий.… И как любой наивный ребёнок, живший мечтами, я хотел стать кем-то важным... Я хотел стать писателем.

Я даже не хочу вспоминать о том, как я отрыл деньги на билет в Москву. В один конец. Я ехал навстречу неизвестности, я мог надеяться лишь на удачу. В тот момент, когда я смотрел в окно с верней полки плацкартного вагона, у меня в душе теплилась безграничная надежда. Я шептал одними губами одну и ту же фразу: «пусть мне повезёт…»

Москва встретила меня пасмурной погодой. Помню в первый момент, как я ступил на московский асфальт, мне стало плохо. Голова кружилась ни то радости, ни то от грязного воздуха столицы. Всё казалось таким непривычным. Смотря на открытки я представлял Москву добрым, лучезарным городом и, конечно, безумно красивым. Но злые, злые лица, косые взгляды москвичей на моё потрёпаное одеяние, давали понять: меня не примут в их стаю. Да, именно стаю. Теперь я понимаю, Москва это вольер со львами. Со своими вожаками, матерями, львятами. Но все они – прайд. Они не принимают чужаков.

Я бродил по городу до самой ночи, искал поддержки, помощи, но поняв, что ждать нечего, сел на одинокую скамейку и зарыдал. Сейчас я вспомнаю об этом с усмешной, мне было четырнадцать лет... Но тогда я почувствовал себя самым слабым и беспомощным существом на свете. Без денег, без еды, я был никем. Весь мой багаж – маленький чемодан со скромной одеждой...