Соц сети


Осенью 1961 года мои друзья познакомили меня с мужчиной старше меня на пятнадцать лет, вдовцом Тумановым Герасимом Никоновичем, который жил в Свердловске и от своего обкома партии курировал на Украине, Литве и Белоруссии заготовку фруктов для Свердловской области. Он был прекрасным собеседником, с ним интересно было общаться. В первый же вечер, когда он проводил меня до подъезда, то записал мои телефоны – и рабочий, и домашний. На второй день он позвонил мне на работу и пригласил в оперный театр. Так началось его ухаживание.
Это был высокий, широкоплечий, статный мужчина, выхоленный, со вкусом одет. Настоящий сибиряк с открытой щедрой русской душой и ухарским характером: «Любить - так любить, гулять – так гулять». К сожалению, на третий день он срочно улетел в Ригу. Он мне часто звонил по телефону, но на Украину больше не приезжал.
Весной 1962 года доченька приехала ко мне во Львов на сессию в Политехнической институт. По случаю ее приезда ко мне пришли все мои родственники. И вдруг раздается телефонный звонок. Я снимаю трубку и слышу: «Я только что прилетел и очень хочу встретиться с вами». Я ему разрешила придти, указав номер квартиры. И вот он на пороге моего дома с тортом, шампанским и цветами. Еле отдышавшись от быстрого подъема на четвертый этаж, довольный и улыбающийся, он представился.
Вот так мой будущий муж познакомился со всей моей семьей сразу. Гости уже ушли, а он все помогал нам убрать, перемыть посуду. И наконец признался, что приехал во Львов для того, чтобы увезти меня в Свердловск или остаться со мной во Львове. Я это посчитала шуткой.
Теперь мы с ним встречались ежедневно. Ухаживал он очень красиво. Без цветов, торта, конфет и шампанского он никогда не приходил ко мне. Но чаще мы бывали в парке в ресторане, где он заказывал самые изысканные блюда. Теперь, уезжая в командировки, он обязательно заезжал ко мне с подарками. За мной так красиво еще никто не ухаживал.
Когда Людочка, сдав сессию, уезжала в Горловку, я решила поехать с ней, посмотреть, как дети устроились в новой однокомнатной квартире. Нам Туманов устроил грандиозные проводы. Принес закуску, выпивку, сладости и попросил собрать всех моих родственников. Все пришли. Мало того, что дома шампанское «лилось рекой», так продолжение было еще на вокзале в ресторане. Вот тогда он и показал доброту и щедрость русской натуры…
Не успела я приехать в Горловку, как на второй день получаю от него телеграмму с объяснением в любви. И так каждый день он присылал телеграммы. На пятый день он вызвал меня на переговоры и сказал, что он уже купил нам путевки для путешествия по Закарпатью и что через два дня он встречает меня во Львове.
Для меня это было, как дивный сон. Явился человек, который беспокоился о моем отдыхе. Таком, какого у меня еще в жизни не было – комфортном и с неограниченными финансами, да еще с таким видным мужчиной…
Я тут же взяла билет на Львов и на второй день выехала. Поезд во Львов прибывал в шесть утра. На перроне встречающих было мало. Еще из окна я увидела его с огромным букетом цветов. На такси через 15 мин мы были дома. Зайдя в комнату, я в изумлении остановилась: стол был накрыт на двоих, полон закусок, выпивки и фруктов. Это было как в сказке. Он мне объяснил, что накануне он все это принес моей соседке и попросил ее накрыть стол к моему приезду. Я соседке ключи оставляла, чтобы она поливала цветы. После завтрака он ушел к себе в гостиницу, а я стала собираться в дорогу, так как в 16 часов мы выезжали в Карпаты. Я чувствовала себя королевой, хотя у меня тогда было единственное платье из сатина либерти, которое я сама сшила.
Устроив дочке грандиозную свадьбу, я имела много долгов. К тому же, имея взрослую дочь, я хотела прежде всего прилично одеть ее и не думала о себе. Поэтому на момент встречи с Тумановым у меня ничего, кроме долгов, не было. Я ему в этом призналась, на что он ответил: «У вас будет все, если вы согласитесь быть моей женой». Конечно, он мне нравился, а потом я его полюбила.
Туманов был человеком, который с первой встречи вызывал к себе уважение. Его богатырская стать, искренность и правдивость речи располагали к себе. К тому же он обладал очень редким приятным тембром мужского низкого голоса, который усиливал веру в сказанное им. Я впервые в жизни слышала такой мужественный голос, хотя всю жизнь работала среди мужчин. Он понравился всем моим родным и знакомым, но сомнений было немало. Главное – это разница лет: мне – сорок пять, ему – пятьдесят девять. Тогда это считалось большой разницей. К тому же я очень молодо выглядела и рядом с ним смотрелась чуть ли не дочерью. Но когда я была с ним, я себя чувствовала как за каменной стеной.
Мои родители и сестры были категорически против него, но мои знакомые и сваты убеждали меня в том, что это для меня хорошая партия. Им он очень понравился как солидный, положительный человек, который сможет дать мне счастье.
Так и было. Впервые в жизни я почувствовала себя слабой женщиной рядом с ним – сильным, добрым, любящим мужчиной.
Наше путешествие было для меня сказочным. Мы объездили все города Закарпатья. Были в Черновцах, Ивано-Франковске, Мукачево. Из города в город мы передвигались на разных видах транспорта: самолетами, такси, автобусами. Я впервые в жизни летала самолетами. Когда мы заходили в магазины, он мне говорил: «Выбирайте, что вам нравится». Мне было неловко, а глаза разбегались, и я себе выбирала материалы на платье, халат, костюм, обувь, даже посуду и вещи в дом. И за все он с радостью платил.
Во Львов мы возвратились комфортабельным поездом «Стрелой» Львов – Черновцы. Как потом он мне говорил, вспоминая нашу поездку, его очень радовало, что я выбирала красивые вещи и он с удовольствием покупал их для меня. Теперь он просил моей руки и сердца. Я дала согласие. Он полетел в Свердловск за расчетом и снятием с партийного учета. Но до нашей регистрации ему пришлось заплатить за мой развод с Голубенко, так как я еще состояла с ним в браке. После получения документа о разводе мы зарегистрировались в январе 1963 года и я взяла фамилию Туманова. Когда он расплатился со всеми моими долгами, то радостно вздохнул и сказал: «Пока я жив, у тебя больше никогда не будет долгов».
И началась моя новая жизнь в любви, заботе и достатке. Это был прекрасный, добрый, трудолюбивый, заботливый, любящий муж – мой хранитель и утешитель. С большим уважением он относился к моим родителям и родственникам.
С первого года замужества мы каждое лето отдыхали на юге, сначала «дикарями», а с 1965 года по путевкам – в пансионате Львовской железной дороге на берегу Крыма в Судаке. С 1974 года мы отдыхали в Одессе – в 12 часах езды поездом от Львова.
Все праздники мы проводили в кругу родителей, родственников и друзей. Часто ходили в театры, особенно в оперный, русский драматический. Гуляли по чудесным паркам Львова, а их было четыре в разных концах города. Больше всего мы бывали в самом красивом Стрыйском парке. Так как я еще работала, муж часто сам готовил обеды и встречал меня с работы в парке Костюшко, который находился рядом с управлением Львовской железной дороги. Так счастливо и спокойно мы жили до весны 1965г.

Барре ...