Соц сети

    Школы - как поступить в вуз - гуманитарный институт, ucheba.ru
  • СОДЕРЖАНИЕ

  • коды

  • Эволюция категории бессознательного в контексте анализа творчества5. Часть 5



  • Шпет напоминает платоновское решение конфликта между опытом и разумом: оба источника правомерны, так как «опыт» только тогда и становится источником познания, когда в нем открывается Разум. «Приняв это решение, – пишет Шпет, – нетрудно найти место и для «третьего» источника – слова. Оно входит составной частью в единство опыта и разума, ибо как разум проникает собою опыт как источник познания, так коррелятивное разуму слово придает этому проникновению постоянные верные формы. И опять мы только воспроизводим древнюю идею Логоса: к области мысли относится все, что должно быть достигнуто словом (Arist. Poet. XIX. 145 а). Слово, таким образом, не «третий» источник познания в собственном смысле, – речь идет всюду об одном единственном источнике, как Познавательном целом. Конечно, мыслимо и совершается переживание (опыт), которое не есть познание, и мыслимы также в многообразных функциях слово и разум. Но их единство – познание: в нем переживание обнаруживает свое разумное основание в логической форме слова. Слово, Как знак, следовательно, обнимает в себе все три момента познания, как свое значение, и служит в то же время символом их тесного единства» [Шпет 1999: 273]. Согласно древней идее, Логос – это и слово, и речь, и разум, и знание (опыт), поэтому этот термин непереводим ни на один язык. Забегая несколько вперед, скажем, что понимание слова и его значения как логического орудия, логической формы, «терминированного слова» или «термина» могло бы послужить Выготскому основанием трактовки значения как единицы анализа речевого мышления.

    Добавим, что слово для Шпета было архетипом культуры. Оно в такой же степени воплощение разума, как и орган свершения мысли и ее питательная среда. Подобная «нагрузка» на слово – не декларация, а итог многолетней работы Шпета над структурой и функциями слова.

    Вернемся к Выготскому. Несмотря на указанные выше противоречивые суждения об отношениях мысли и слова («качели»), Выготский в замысле книги «Мышление и речь» (см.: [Выготский 1982–1984,2: гл. 1]) обещает представить речевое мышление как целое, настаивает на том, что в слове существует живое единство звука и значения, которое и содержит в себе, как живая клеточка, основные свойства речевого мышления. Выготский дает определение такой клеточки. «Под единицей анализа мы подразумеваем такой продукт анализа, который в отличие от элементов обладает всеми основными свойствами, присущими целому…» [Выготский 1982–1984, 2: 15].


    Вас заинтересует

  • СОДЕРЖАНИЕ

  • коды

  • Эволюция категории бессознательного в контексте анализа творчества5. Часть 5

  •